?

Log in

No account? Create an account
Весы

ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ СИТУАЦИЯ: КАК БЫТЬ ЭФФЕКТИВНОЙ НКО

ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ: НЕ НАВРЕДИТЬ!

«Жаркое лето» 2010 г. предоставило достаточно пищи для размышлений, в частности, о роли и месте так называемого «3-го сектора» в оказании экстренной помощи и ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. Благо, по-моему, это был первый случай, когда столь высокую активность проявили и граждане, и НКО.

К размышлениям подталкивают и появившиеся по результатам ЧС многочисленные и часто эмоциональные комментарии, общая направленность которых, в основном, сводится к следующему:
 МЧС не помогал добровольцам (не обеспечивал лопатами, противодымными масками и т.п.);
 региональные администрации не помогали добровольцам (опять же лопаты, маски, размещение, обеспечение и т.п.) и вообще не сотрудничали с добровольцами и НКО;
 народ и бизнес «неправильные» и не хотят участвовать в благотворительности;
 информацию о реальной ситуации от народа скрывали, а ту, что нельзя скрыть – искажали, главным образом при участии соответствующих государственных ведомств;
 законодательство «неправильное»;
 МЧС боролся с пожарами неэффективно;
 лесоохранных служб в стране нет.
[Spoiler (click to open)]
Не будем углубляться в суть этих претензий, многие из которых, безусловно, обоснованы, по крайней мере – частично. Представляется более интересным, а главное - актуальным, попытаться проанализировать, а что, собственно, наш «3-й сектор», наши НКО и добровольцы: насколько они готовы к эффективным действиям в чрезвычайной ситуации, насколько понимают, что и как делать и насколько, если понимают, способны действовать адекватно.

Предлагаю сначала рассмотреть сложившуюся практику того, как действуют в чрезвычайных ситуациях наиболее авторитетные и профессиональные национальные и транснациональные неправительственные НКО, в чем залог их, порой весьма высокой, эффективности, какие механизмы выработаны и постоянно совершенствуются.

После этого я с удовольствием в подробностях поделюсь собственным опытом сбора добровольных пожертвований для оказания экстренной помощи пострадавшим в результате пожаров и инвестирования этих средств в пострадавших регионах. Здесь же попытаемся рассмотреть и главный вопрос: какова сегодня роль и место нашего 3-го сектора в условиях чрезвычайной ситуации и что, собственно, делать дальше, прежде всего ему, нашему 3-му сектору…?


УЧИТЬСЯ, УЧИТЬСЯ И ЕЩЕ РАЗ – УЧИТЬСЯ!

Чуть ли не ежегодно человечество сталкивается с угрозами гуманитарных катастроф в различных регионах мира, жертвами которых рискуют стать и/или становятся десятки, сотни тысяч и миллионы людей. Природные и техногенные катастрофы, военные конфликты, эпидемии, - прочно и давно укоренились в жизни человечества, которое, человечество, в свою очередь, непрестанно совершенствует и наращивает механизмы их предотвращения или сведения к минимуму катастрофических гуманитарных последствий.

Немало стран имеют высокоспециализированные службы, стараются использовать в чрезвычайных ситуациях другие, «близкие по духу» структуры, вплоть до регулярной армии и, тем не менее, вынуждены, в ряде случаев, обращаться за помощью к другим государствам. Большинство стран не имеют таких служб, а многие - и чего-либо похожего на регулярную армию. По странному стечению обстоятельств, именно в этих странах чаще всего происходят самые масштабные катастрофы…

Неправительственные НКО и самостоятельные, скажем, неорганизованные, жертвователи и добровольцы очень давно занимают свое определенное место в борьбе с катастрофами и их последствиями, однако, пожалуй, именно после Второй мировой войны – величайшей катастрофы нового времени, наряду с уже хорошо известным тогда Красным Крестом, стали особенно активно появляться высокопрофессиональные неправительственные НКО, такие, как Армия Спасения, Oxfam, целый ряд агентств ООН, Save the Children и многие другие, для которых оказание экстренной гуманитарной помощи в чрезвычайных ситуациях – одно из важнейших направлений деятельности. Именно они, на основе очень богатого глобального и часто – горького опыта ошибок, выработали основные и, в общем-то, несложные для понимания правила и регламенты профессиональной организации и проведения спасательных гуманитарных операций в условиях чрезвычайных ситуаций. Эффективность и масштабы таких операций сопоставимы, а зачастую и превосходят эффективность и объемы «гуманитарных операций», которые в состоянии осуществлять вполне «серьезные» государства.

Посмотрим, что это за правила и регламенты, а между делом, примерим их на наш сегодняшний сектор НКО и это, надеюсь, будет первой частью ответа на вопрос: «Что делать?».

ПРАВИЛО № 1: «БУДЬ ГОТОВ – ВСЕГДА ГОТОВ!»

Банально, но весьма актуально для нас: эффективное оказание чрезвычайной помощи невозможно без систематической подготовки к таким акциям. Каковы основные направления такой подготовки:
 создание специального и глубоко продуманного регламента соответствующих рабочих процессов с учетом того, что сбор и анализ информации, принятие решений и их реализация должны осуществлять многократно быстрее и гибче, чем это обычно происходит. Каждый, поименно должен знать свое место, круг первоочередных задач, временные лимиты на их выполнение. Отработать систему взаимозаменяемости. Соблюдаемые бюрократические процедуры должны быть сведены до только «жизненно» необходимых. Четкость и профессионализм приобретают особое значение, когда вы работаете с пожертвованиями частных граждан: фандрайзер должен чувствовать глубокую ответственность за каждый «кровный» рубль, пожертвованный часто весьма небогатыми людьми…
 наличие заранее созданных резервов (финансовых и в натуральном виде) является необходимой предпосылкой действительно эффективного реагирования при ЧС. Понятно, что если вы начинаете кампанию по привлечению средств в форме добровольных пожертвований после того, как случилась ЧС – вы теряете драгоценное время: ведь именно первые дни и недели после ЧП – наиболее критические. Наши независимые НКО пока не могут позволить себе такой «роскоши», как резервы: затраты слишком велики. Однако можно подумать о хотя бы частичном смягчении этой проблемы. В этом очень эффективным может оказаться сотрудничество с корпоративным сектором. Можно договориться о том, что в случае ЧП компания предоставит определенные виды ее продукции со склада или осуществит чрезвычайное пожертвование в согласованном объеме; можно договориться, что компания призовет к пожертвованиям своих сотрудников и/или предоставит свои коммуникационные каналы (сайт и т.п.) для размещения обращений об осуществлении пожертвований, обращаясь таким образом и к сотрудникам, и к клиентам, и к партнерам. Получение подобных коммуникационных каналов, особенно компаний, имеющих обширную клиентскую базу и положительный имидж, может давать очень существенный эффект с точки зрения фандрайзинга для ЧС. Напомню – это частичное решение проблемы оперативности реагирования, но все-таки решение. Ведь что может и реально часто происходит. НКО обращается к гражданам за пожертвованиями на ЧС и, обычно, формулирует свой призыв примерно: «на оказание экстренной помощи пострадавшим». Это – целевое пожертвование и вы обязаны инвестировать полученные средства строго в соответствии с ним. Начинают поступать средства, но их пока мало, чтобы сделать что-либо реальное. Вы ждете и, наконец, накапливается минимально необходимая сумма, но в «экстренной помощи» пострадавшие уже не нуждаются… Это реальная ситуация, с которой летом 2010 г. столкнулись несколько НКО: куда они не обращались, все уже были одеты, обуты, снабжены всеми предметами первой необходимости и т.п. Просили компьютеры, аудио и видео аппаратуру и т.п. То есть то, что уже никак нельзя отнести к категории экстренной помощи. Непростая ситуация… Еще в худшее положение попадают те, кто собирают пожертвования в натуральном виде (об этом – ниже).
 мониторинг и оценка ситуации являются критически важным аспектом. Очевидно, что без информации о происходящем (максимально приближенной к реальному времени), невозможно сделать правильную оценку и, соответственно, принимать правильные решения. Поэтому без всяких промедлений необходимо устанавливать рабочие контакты, например, с местными администрациями. Еще лучше – иметь своего сотрудника или представителя на месте. Последнее – более, чем крайне желательно на период всей операции.
 и, наконец, внешняя коммуникация – еще один краеугольный камень фандрайзинга. Публика и, особенно, жертвователи имеют право и хотят знать, как ваша организация расходует средства. Поэтому публичное информирование и промежуточная отчетность – ваша обязанность. Но не только. Если ваша промежуточная отчетность будет своевременной и убедительной с точки зрения эффективности и прозрачности инвестирования средств – объем пожертвований будет возрастать. Важно, также, сообщать о реальном развитии положения в зоне ЧС, об острейших проблемах, как их решать и… что для этого требуется дополнительная поддержка доноров (если она действительно требуется).

Несоблюдение или несбалансированность соблюдения этих, в общем-то несложных правил, часто имеют неприятные последствия, оставляя крайне негативный осадок у НКО, жертвователей, а часто и у получателей «экстренной помощи». Например, некоторые общественные организации (не относящиеся к категории благотворительных), успешно капитализировав на чрезвычайно мощном медийном ресурсе, поддержке публично авторитетных людей и на своем узнаваемом и положительном имидже собрали большой объем пожертвований на чрезвычайную помощь пострадавшим от лесоторфяных пожаров 2010 года, но, не позаботившись об эффективном мониторинге и механизмах реализации средств, инвестировать их не смогли и перевели пожертвованные суммы фактически в региональные бюджеты, причем через несколько месяцев после объявления чрезвычайного положения. Крайне неоднозначное решение: люди жертвовали на экстренную помощь, а в ней потребности к тому моменту уже не было; люди жертвуют людям, а не бюджету; как отчитываться?; и, наконец, практически не сомневаюсь, что часть этих средств на «экстренную помощь» до сих пор не инвестированы и лежат на казначейских счетах. Помимо прочего, это также удар по профессиональному фандрайзингу и независимым НКО.

ПРАВИЛО № 2: "НЕ НАВРЕДИТЬ!".

ДОБРОВОЛЬЦЫ

Немалое количество НКО пытаются специализироваться на сборе пожертвований в натуральном виде или на привлечении добровольцев. Убежден, подавляющее их большинство явно недооценивают связанные с таким видом деятельности проблемы, объем необходимых затрат и, очень часто, крайне низкую эффективность.

Привлечение добровольцев для участия в спасательных операциях широко практикуется НКО во многих странах. И это часто работает весьма эффективно. Только… категория «доброволец» в понимании профессиональных НКО и в распространенном сегодня понимании в нашем 3-м секторе – вещи не одинаковые. НКО, профессионально занимающиеся добровольцами, прежде всего ведут с ними постоянную работу (опять – «Будь готов!»): периодические тренинги, сборы, «кадровая» работа (выбираются лучшие), заблаговременное решение возможных юридически-правовых вопросов, связанных с участием в подобной деятельности и т.п. Понятно, что все это предполагает существенные расходы… К этому надо добавить еще и «естественную текучесть» среди добровольцев. Многие ведущие международные НКО, участвующие в ликвидации последствий ЧС, вообще привлекают добровольцев в крайне ограниченных размерах (если вообще привлекают) и используют, прежде всего, в качестве добровольцев своих сотрудников и механизм аутсорсинга: привлекают специалистов на контрактной основе.

Далее. Краеугольный камень добровольческих НКО – установление теснейшего взаимодействия с партнерами по ЧС: местными администрациями, специализированными госведомствами, другими НКО и т.п. Алгоритм действий и порядок взаимодействия, координации отрабатывается заблаговременно, а не после того, как случилась ЧС. В последнем случае добровольцы не только не смогут задействовать свой потенциал, но, что гораздо хуже, будут просто мешать остальным и усложнять их работу. Понятно, что это тоже существенные расходы (квалифицированные сотрудники, командировки, связь и т.п.).

Что мы имеем в нашем 3-м секторе? Не претендую на полноту владения информацией, но то, что видел сам и то, что слышал из уст некоторых участников добровольческого процесса (красноречивы также характер их жалоб) – в нашем случае добровольчество в ЧС очень напоминает народное высказывание: «Гей, гони гусей!!!». Спонтанно, с бухты-барахты, «нахрапом», в общем – неорганизованно и, естественно, зачастую – бестолково. Безусловно, в этом ни в коей мере нельзя винить собственно добровольцев: люди, руководствуясь альтруистическими чувствами, идут на тяжелые испытания, зачастую рискуя собственным здоровьем и жизнью… А вот долг организаторов добровольчества, безусловно, - оценив реальную эффективность такой деятельности в условиях ЧС, поставить подготовку и участие в ней на действительно профессиональный уровень. Это долг как перед добровольцами, так и перед пострадавшими в результате ЧС.

ПРАВИЛО № 3: «ПРОЩЕ НЕ ВСЕГДА ЗНАЧИТ ЛУЧШЕ!» - ПОЖЕРТВОВАНИЯ В НАТУРАЛЬНОМ ВИДЕ.

НКО, занимающиеся сбором пожертвований в натуральном виде, делают это по двум причинам, одну из которых озвучивают сами: «деньги украдут, до пострадавших дойдет только часть, в лучшем случае». Вторую причину я предполагаю сам: собрать бывшие в употреблении (и не только) вещи проще, чем пожертвования наличными… Обе эти причины, безусловно, являются серьезными основаниями для осуществления этой деятельности, которая (замечу – к сожалению) еще весьма востребована. Однако ЧС ставит перед этой формой благотворительности новые и часто весьма сложные проблемы.

Мы уже отмечали, что принцип № 1 успешности деятельности НКО в условиях ЧС: «Будь готов!». Что это значит в данном случае? Это значит, что в случае ЧС, определенный набор вещей и продуктов должен быть уже собран, подготовлен (например, пройти санобработку, сортирову, упаковку) и должна быть отработана логистика (хранение, транспортировка, механизм распределения и т.п.). Не стоит говорить о том, что это затраты, которые мало какая Российская независимая НКО может сегодня себе позволить. Поэтому в реальности сбор пожертвований в натуральном виде начинается после того, как катастрофа произошла. И тут, в большинстве случаев, ситуация принимает совершенно неуправляемый характер…

Раньше мы уже отмечали принципиальную важность мониторинга ситуации и своевременности информации для принятия адекватных решений. Позволю предположить, что это слабое место у всех НКО. Но когда у вас наличные – у вас еще остается возможность для некоторого маневра доверенными вам жертвователями ресурсами, если же продукция в натуральном виде – практически никакой! Например, в случае с пожарами лета 2010 г. характер потребностей в чрезвычайной помощи менялся очень быстро. Буквально через две-три недели уже были удовлетворены практически все потребности пострадавших, например в одежде… А НКО все продолжали собирать одежду у граждан. Нетрудно предположить, в какой неприятной ситуации оказались соответствующие НКО, и не только! Знаю о реальных случаях, когда ситуация менялась за время, пока уже согласованный груз находился в пути: одежда прибывает, а уже все одеты…

А теперь это маленькое: «… и не только!». Все слышали о скандальной истории о том, как добровольные пожертвования граждан из Новосибирска оказались на свалке в Рязанской области. Жуткая история, да еще эффектно преподнесенная СМИ и как водится, крайне поверхностно! Я нигде не видел хоть какого-то анализа, почему так произошло, поэтому позволю себе высказать свою гипотезу, которая крайне реалистична, если не в этой, то в массе других ситуаций (не могу отделаться от ощущения, что именно нечто подобное произошло и в «Рязанском случае») и поучительна.

Движимый альтруистическими устремлениями некто (гражданин или НКО) объявляет сбор добровольных вещевых пожертвований для пострадавших. Возможно, сборщик связался в первый же день с администрацией пострадавшего региона и (наверняка в этом случае) услышал о потребности в одежде, в том числе зимней. «Наверняка» - потому что Рязанская область была одной из тех, в которых я мониторил ситуацию и знаю, что это так и было. Собрав через некоторое время вещи, инициатор грузит их в, кажется, две попутные порожние 40-футовые фуры, шедшие в или через Рязанскую область и отправляет… Хорошее дело сделано, можно умыть руки. В первых числах сентября (или несколько ранее) груз в Рязанской области и… скандал.

А теперь посмотрим на ситуацию с «пострадавшей» стороны. Уже в середине августа Рязанская область отказывалась не только от бывшей в употреблении одежды, но и от денежных средств на приобретение новой (знаю наверняка: сам предлагал)… Все уже были одеты! Если бы из Новосибирска поддерживали оперативную связь с администрацией Рязанской области, то… нет, ситуация не изменилась бы к лучшему, просто выбрасывать пожертвования пришлось бы в Новосибирске, а, в лучшем случае, использовать не по целевому назначению, там же, в Новосибирске. Не хочется об этом думать, но, возможно и поддерживали, и знали, а что делать…?

В довершение картины, представьте ситуацию: положение в регионе весьма непростое (и дело не только в необходимости оказания собственно экстренной помощи), сотрудники социальных служб работают в авральном режиме, без выходных и внеурочно (знаю: сам видел)… . А в это время «на голову» сваливаются две огромные фуры с вещами в открытых полиэтиленовых пакетах (последнее важно с той точки зрения, что бывшие там и новые вещи уже не являются в таком случае «новыми») которые надо переваливать, хранить, проводить серьезную санобработку, сортировать, упаковывать, и, наконец, распределять среди тех, кому они уже не нужны, вместо того, чтобы оказывать им помощь, действительно необходимую в тот период! И наконец, а кто бы это все оплатил в Рязанской области… Та женщина, которая в итоге всей истории получила срок?

Повторяю еще раз, я не знаю наверняка многих деталей этой конкретной истории и описанная ситуация носит гипотетический характер - приношу извинения, если было не так! Также некоторым извинением для меня является то, что эта гипотетичность - весьма реалистична (частично или в полном объеме имеет место очень часто) и, надеюсь, является хорошим примером того, как не надо участвовать в экстренной помощи. От этого выиграют все, кто оказываются пострадавшими сторонами в подобных гипотетических ситуациях: организаторы сбора средств, жертвователи, пострадавшие в ЧС, идея организованной благотворительности в целом и, наконец, «стрелочники» на зоне…

Comments