?

Log in

No account? Create an account
Весы

ЛИЧНОЕ-РЕТРО: ЭКСТРИМ 1973. УРАЛ.

                   

"Дикий" пеший туризм "с палаткой" был очень популярным развлечением в Советские времена. Самому тоже удалось походить
немало.Наткнулся на очень старые фотки самого знаменательного своего похода. 1973. Урал. Февраль месяц. 15 дней.

Команда - 6 человек. Я был совсем молодой. Остальным - 25-28. До этого ходили вместе в тяжелый ноябрьский поход по болотам Белоруссии.

От Москвы поездом до Свердловска (Екатеринбург). Далее, поездом, до Серова. От Серова до Карпинска (радом с Краснотурьинском) - на автобусе. В Карпинске встали на маршрут.

Общая протяженность - 270 км лесами в удалении от нанесенных на карту (отклонение по карте от фактического - до 30 км) населенных пунктов - более дистанции суточного перехода (несколько десятков километров).

Восстановил приблизительную карты маршрута.







Погодные условия оказались очень сложными. В начале маршрута -45 (днем). Затем постепенно теплело до -25 к его концу, но одновременно становилось ветрено и  более влажно. Лучше бы не "теплело"...






По всему маршруту - 2 теплые ночевки: одна - в металлическом вагончике (но с буржуйкой) на лесоповале для заключенных, вторая, в последний день  маршрута - в срубе речного поста на реке Козья. Остальные ночевки - в обычной брезентовой палатке в лесу. Печку для палатки (были такие) не брали.

Тому, кто сам не попробовал, невозможно объяснить, что такое простенький сруб в одинарную раму (но со стеклом!) после десятка холодных ночевок при такой низкой температуре. "Баунти" даже рядом не стоит с этим райским наслаждением!



В лесу спали в двуспальных мешках парами, одеваясь в "северный комплект": высокие валенки, ватник и ватные брюки. Естественно, под это - все, что можно, плюс шапку и варежки. Перед тем, как залезть в мешок - 50-70 грамм спирта, чтобы зажатые холодом мышцы "распутились" хоть на чуть-чуть и дали заснуть. Сна - 3 часа. Больше не получается: начинает колотить мороз. Чтобы открыть клапан спальника надо сначала "срубить" приличную ледяную корку, образующуюся внутри от дыхания.

Еще одной неприятностью были волки, которые начинали довольно неприятно выть ночью где-то недалеко. В такую "голодную" погоду они активно охотятся на всех. Пришлось по очереди всю ночь дежурить у костра с ружьем. Неприятная это, кстати, вещь: охранять сидя у костра в таких условиях. В радиусе 10-15 метров - светло, а за этим - стена тьмы. И сидишь, весь такой освещенный, как на ладони, а подойти к тебе можно совершенно незамеченным на расстояние 10 метров. Если зверь - то и дернуться не успеешь...

Доставляла также беспокойство возможность повстречаться с беглыми. Ничего хорошего такая встреча в таких условиях не обещала. Ружье все время держали заряженным.



В целом оказались подготовлены хорошо и правильно, что в таких условиях практически решает вопрос жизни и смерти, здоровья - так ежедневно.  Собственно, была допущена одна ошибка: я и еще один товарищ в самом начале пытались идти в ватниках. И это оказалось критично. Буквально на вторую-третью ночевку ватник на спине (под рюкзаком) превратился в сплошную ледяную корку. Оказывается, даже на таком морозе, ватник между телом и рюкзаком собирает влагу, которая, накапливаясь, моментально превращается в лед, как только рюкзак снят. А рюкзак снимается только для того, чтобы стать на ночевку.

То есть снял рюкзак, 2-4 часа на подготовку стоянки: вырыть яму в метровом снегу, нарубить-натаскать дров на всю ночь для достаточно большого костра, лапника под палатку (и все - не снимая лыж), поставить палатку, развести костер и начинать готовить, - и устраиваешься у костра. Но проблема в том, что на таком морозе, например, подносишь руки к костру ладошками, так, что они уже почти "горят", а кисть с другой стороны - мерзнет.

Короче, просушить ледяную корку на спине ватника можно только сняв его. А вот это, как раз, на таком морозе сделать очень сложно. Мало того, что в эти первые холодные ночевки температура была ниже сорока, а к ночи может и еще ниже. Дело в том, что выйти, скажем, в 40-градусный мороз в город прогуляться на даже несколько часов и находиться на такой "прогулке" больше суток - это две принципиальные разницы. Мороз ощущается совершенно по-разному. При длительном нахождении в таких условиях тело как бы сжимается, мышцы постоянно в напряжении, каждый "кусочек" тепла приобретает жизненную ценность, а учитывая, что вы в лесу и прекрасно понимаете и чуете нутром, что помощи не будет и надеяться не на кого - еще и серьезное испытание для психики.

В общем, в таких условиях снять ватник (заменить нечем) и сушить его, скажем, один час, сидя в штормовке, свитере, рубашке и теплой майке - ну это, наверно, как в бассейн с серной кислотой прыгнуть. Пришлось. Высушил. Дальше шел без ватника, в штормовке, что оказалось весьма комфортно, пока в движении на лыжах с 40-килограмовым рюкзаком.








Утром, с первым рассветом - горячий чай и "холодный" перекус. Собрались и - вперед. Днем - одна остановка на "пережор": по куску ледяного сала не слезая с лыж. Плотный горячий ужин (каша, макароны, тушенка, сгущенка) - только после того, как все готово к ночевке.

Пережор.



В день проходили по километров 20-40. Выручали русла рек, когда попадались. Через чащобу на лыжах - совсем непросто. На реках другая проблема - возможность вымоин, т.е. полыньи или тонкого льда там, где течение достаточно сильное. При такой толщине снега определить такую полынью можно, в основном, только провалившись в нее. Поэтому первый прокладывает лыжню и периодически меняется, а второй страхует его на случай полыньи, дабы успеть лыжи ему подсунуть под мышки в случае чего... Проваливались, но, слава Богу, никто не попал в воду: под дырками во льдах оказывались пустоты, а там - опять лед.





Леосоповал.



Сделали одно восхождение - на гору Оленья. Чуть более 1 тыс. метров. В общем - очень большой холм. Рюкзаки оставили внизу, долго забирались. Красиво. И минут 40 катились потом вниз под горку.



Предпоследняя ночевка оказалась критической. Это уже была 5-я или 6-я холодная ночевка подряд. Устали. Развернулись для ночевки и стали разжигать костер. А он - не горит. Из дерева пошла пена с пузырями. Только тут поняли, что попали на большое болото. Уже темно. Это, конечно, был сильный удар... Но ничего, переночевали бы. Однако через некоторое время один товарищ из команды "поплыл": уселся в снег, облокотился на дерево и ему уже не холодно... Хорошо еще заметили вовремя. В такой ситуации люди не слишком внимательны. Кстати, это оказался второй, кто, как я, первые дни шел в ватнике. Только, видимо, сил не хватило просушить. Так и носил...

Решили послать разведку. Дело в том, что по карте где-то в этом районе был указан речной пост. Собственно мечтали на него и попасть на ночевку. Но при масштабе карты плюс/минус 30 км это, конечно, большое везение. И все-таки повезло. На удалении 3-5 км разведчики таки наткнулись на этот речной пост. И это глухой ночью! Быстро снялись с "чертовой" стоянки и - бегом. Собственно, в сруб речного поста уже буквально вползали. Но, как положено: сухие дрова, спички, газета для розжига печи, крупа, соль, - все на месте именно для таких, как мы. Буквально через пол часа уже были в раю. А еще чуть позже, уже "в домашнем" (т.е. в "легкой" одежде) "развернули поляну" в избе на грубом деревянном столе и сидя на нарах с соломой и в невероятно, буквально, теплой обстановке, хорошенько накатили спиртика под плотный ужин. Уже без ограничений. Это было просто нечто!

Вот они: мы, но уже на следующий день.



Еще один, последний переход. Оставили в избе все продукты, нарубили дров для следующих бродяг и отправились. До последнего пункта маршрута: какой-то большой деревни, где находилась конечная остановка автобуса, - добрались глубокой ночью. К счастью, в окнах небольшого здания местной школы горел свет: работала уборщица, которая и пустила нас переночевать, да еще и теплого ржаного хлеба дневной выпечки из местной хлебопекарни принесла. "Ой, ребята, а вы чего в такое позднее время. У нас даже собаки за околицу не выбегают: волки едят", - запричитала уборщица.

В общем, началось "возвращение к жизни": ничего вкуснее этого ржаного хлеба не ел; самый лучший беззаботный и счастливый сон в одном свитере на теплом деревянном полу школы; утром едешь на автобусе, в тепле и комфорте всего при градусах -20 внутри и смотришь на тайгу, через которую продирался еще вчера; потом "цивилизованный" плацкартный вагон до Москвы. Потом горячая ванна дома.


Я после этого экстрима еще на протяжении многих месяцев мог часами сидеть дома в кресле глядя в окно с одной простой мыслью (или чувством), которое, в основном, осталось до сих пор:

"ГОСПОДИ! КАК, НА САМОМ ДЕЛЕ, ВСЕ ХОРОШО И ПРОСТО! СПАСИБО!"

Comments