?

Log in

No account? Create an account
Весы

ФАНДРАЙЗИНГ. ТЕХНОЛОГИИ СОТРУДНИЧЕСТВА С КОРПОРАТИВНЫМ СЕКТОРОМ. ВВОДНАЯ ЧАСТЬ.


2. «Филантропический ресурс» и роль корпоративного сектора

 

Определение «размеров» благотворительности представляется делом крайне затруднительным и спорным.  Прежде всего потому, что до настоящего времени не существует сколько-либо цельного и обоснованного определения – что такое благотворительность.

 

Иногда под благотворительностью понимают «Оказание материальной помощи бедным» (Толковый словарь русского языка Ушакова), в других случаях благотворительность идентифицируется с милосердием и это уже совсем другая категория.

 

Библейская энциклопедия (3-е изд. — М.: ЛОКИД-ПРЕСС, 2005) «Милосердие, Милость (Мф. V, 7) — одна из важнейших христианских добродетелей, исполняемая посредством дел милости телесных и духовных. Различен милования образ и широка заповедь сия, — говорит св. Иоанн Златоуст. Дела милости телесной следующие: питать алчущих, напоить жаждущего, одеть нагого, или имеющего недостаток в приличной и необходимой одежде, посетить находящегося в темнице, посещать больных, странника принять в дом и успокоить, погребать умерших в убожестве. Духовные дела милости суть следующие: увещанием обратить грешника от заблуждения пути его (Иак. V, 20), неведущего научить истине и добру, подать ближнему добрый и благовременный совет в затруднении или непримечаемой им опасности, молиться за него Богу, утешить печального, не воздавать за зло, которое сделали нам другие, от сердца прощать обиды. Господь обещает милостивым то, что они помилованы будут, помилованы от вечного осуждения за грехи на Суде Божием.»

 

 

Сравним «Оказание помощи бедным...» с предлагаемым «любой акт милосердия»:  в одном случае речь идет о подаче милостыни, что является весьма редким и, в общем, незначительным эпизодом в жизни подавляющего большинства людей, а во втором...?! А если к этому добавить культуру, образование, науку, природу…!? А ведь еще существуют забытые или редко осознаваемые семейно-родственная и   внутриколлективная благотворительность (или милосердие)…, -   это  вся наша жизнь, по крайней мере лучшая ее часть!

 

Ну и естественный вопрос: как это посчитать?

 

Думается, что общее «количество благотворительности (милосердия)» «на душу населения» в мире примерно одинаково у всех народов и стран и очень незначительно изменяется во времени.

 

А вот определенные, в основном лежащие на поверхности и поддающиеся «учету» (и коммерциализации) формы благотворительности отличаются по своим размерам весьма существенно.

 

Посмотрим, какие феномены благотворительности, в основном, поддаются учету:

Ø    корпоративные пожертвования;

Ø    пожертвования отдельных состоятельных граждан, включая наследства;

Ø    индивидуальные массовые пожертвования (в определенной, часто не в основной части);

Ø    коммерческие и инвестиционные доходы НКО;

Ø    добровольчество;

Ø    средства, выделяемые 3-му сектору государством.

 

Объем мобилизуемых таким образом средств на решение различных социальных проблем и задач вне государственного (вкл. местные) бюджета в денежном выражении называют «филантропическим ресурсом».

 

Этот показатель рассчитывается различными социологическим службами, организациями и институтами в ряде стран (Foundations Center, National Philanthropic Trust, Центр исследований гражданского общества университета им. Дж.Хопкинса и т.д.).

 

Каковы результаты этих исследований и расчетов?

 

Годовой филантропический ресурс в США – до 450 млрд.долл. или 2,2% ВВП (более 9 трлн. в пересчете на рубли). Чтобы «прочуствовать» эту сумму, можно взять, например, расходы социального блока (образование, здравоохранение, спорт, социальная политика) в бюджете России на 2010 г. – 1 трлн. 040 рублей.

 

Также интересны данные, полученные по той же методике расчетов по группам стран (%% филантропического ресурса в ВВП):

Ø    Англосаксонские страны                       1,0

Ø    Западная Европа (за исключением

Скандинавии) Канада, Израиль            0,7

Ø    Страны Африки                                      0,6

Ø    В среднем по 38 странам                      0,5

Ø    Скандинавия                                           0,4

Ø    Латинская Америка                                0,4

Ø    Развитые страны Азии                           0,4

Ø    Восточная Европа                                  0,3

 

Согласно некоторым расчетам, доля пожертвований в Российском ВВП составила около 0,25% (22 500 млн.рублей или 750 млн.долл). Впрочем, эти данные требуют очень серьезной проверки.

 

Подавляющую долю филантропического ресурса обеспечивают пожертвования населения, т.е. граждан. В некоторых странах ведется соответствующая государственная статистика, в некоторых других – регулярные репрезентативные исследования. Так, в частности, в Германии сравнительно регулярно благотворительные пожертвования осуществляет треть налогоплательщиков – около 9 млн.человек. В США регулярно жертвуют на благотворительные цели почти 90% домохозяйств.

 

Согласно сравнительным исследованиям по 39 существенно различающимся странам  (Нидерланды, Германия, Непал, Монголия, Гондурас и др.) в 7 из 39 стран доля населения, осуществляющего денежные пожертвования, превышает 80%, в 19 странах – находится в интервале 50-70%%. За исключением Болгарии, Италии и Греции доля населения, участвующего в денежной благотоврительности, повсеместно в мире выше 30%.

 

В России этот показатель составил, по некоторым расчетам,  48% в 2009 г. (27-е место).

 

Каково же место собственно корпоративной благотворительности в филантропическом ресурсе?

 

Практически нигде в мире компании не являются основными донорами. «Практически» потому, что Россия претендует на то, чтобы быть исключением. Например, в США доля компаний составляет всего лишь около 10% от общего бюджета благотворительного сектора. Несмотря на наличие 5%–ной налоговой льготы, в среднем крупная корпорация тратит на благотворительность не более 1% от чистой прибыли.

 

Россия и здесь претендует на уникальность: согласно разным источникам, доля средств, направляемых, главным образом, на социальные инвестиции достигает от 10 до 17%% от прибыли Российских компаний! Это очень много и мы в дальнейшем рассмотрим этот интереснейший феномен.


Comments

А есть данные, куда в основном направляются деньги, и учтена ли здесь внутрикорпоративная социальная поддержка или речь только о внешних социальных инвестициях?
К сожалению, более или менее надежных сводных данных о структуре корпоративных пожертвований в разрезе их целевого назначения сейчас у меня нет. Некоторым ориентиром могут, наверно, служить данные, которые я сейчас выкладываю в качестве новой записи. Это данные, в основном, по американским корпоративным (или семейным) фондам. Хотя эти данные почти 30-летней давности, думаю, что структура расходов принципиально не поменялась до настоящего времени.

Также надо учитывать, что фонды, по видимому, инвестируют средства более «стратегически» по сравнению с непосредственно корпорациями, у которых, по логике, больший акцент делается на текущих бизнес-задачах. Например, недропользователи – экология, местные сообщества; табак, алкоголь – спорт, здравоохранение; компании прямых продаж – поддержка детей, семьи; финансовые компании – искусство, культура; инновационные и телекоммуникационные компании – высшее образование и т.п. Такое подразделение, конечно, несколько условно и может рассматриваться больше как тенденции.

Что касается внутрикорпоративной социальной поддержки, то, по-моему, этот феномен не имеет ничего общего с филантропией или благотворительностью и может рассматриваться только с точки зрения политэкономии: основой всякой прибыли (а «социальная поддержка», как я понимаю, оказывается за счет прибыли) является прибавочная стоимость, т.е. неоплаченная часть труда наемных рабочих и служащих; и/или с позиции обычных рыночных механизмов ценообразования (в данном случае речь идет о рынке труда) и «стоимости рабочей силы». Буду рад, если Вы приведете контрдоводы.

Взаимоотношения с наемным персоналом рассматриваются в рамках КСО. Но КСО, как уже отмечалось – это не благотворительность и не филантропия. Во всяком случае, мне не попадалась подобная категория (внутрикорпоративная социальная поддержка) в сколь-либо серьезных зарубежных анализах корпоративной филантропии. Упоминания, встретившиеся в некоторых Российских публикациях, не сопровождались, к сожалению, достаточно внятными пояснениями – что имеется в виду.
В России структура благотворительности может быть другой, потому что у нас благотворительная деятельность регулируется ФЗ-№135, а в нем перечислен довольно узкий спектр деятельности, признаваемой благотворительной. Только в конце 2010 года в последних поправках список был расширен.
При этом сложно учесть, к примеру, помощь, оказываемую из серой прибыли, которую благотворители вообще не хотят афишировать.
А в регионах для реализации местных социальных программ иногда придумываются многоходовые схемы финансирования и взаиморасчетов, чтобы обойти все законодательные ограничения, снизить налоговые вычеты и при этом не нарушить законов.

Согласна, что внутренние социальные программы - это КСО, а не благотворительность.
Практически это создание условий для работников, которые не связаны впрямую с их непосредственной деятельностью и зарплатой, но относятся к области нематериального стимулирования, и в общем-то решает широкий спектр задач - и повышение производительности труда для производства, и повышение качества жизни для сотрудников.

Спектр возможных меропритий тут достаточно велик, от бесплатных обедов до бесплатного качественного медобслуживания, стимулирования занятий спортом, программы борьбы с курением, программы поддержки ветеранов предприятия, включение в сферу заботы семей и детей, экологические и культурные акции и т.п. Часто эти мероприятия перетекают за территорию предприятия - через разные форматы корпоративной благотворительности и волонтерства, кое-где сложно провести границу.

Edited at 2011-04-14 08:05 pm (UTC)
Совершенно правильное замечание. В России все очень специфично по сравнению со Штатами и Западной Европой, а может наоборот – специфично там.

Штаты отличаются наиболее высокой степенью коммерциализации всего, в том числе филантропии. Плохо это или хорошо – вопрос отдельный и философский. Думаю, на том этапе, который человечество переживало за последние 100 лет, общий итог североамериканской филантропии весьма позитивный.

В России, безусловно, основной объем (подавляющий) приходится на региональные «социальные инвестиции» предприятий базовых отраслей нашей экономики: добывающая промышленность, металлургия (черная и цветная), нефтехимия, в меньшей степени – тяжелое машиностроение и некоторые другие. В общем, в этих регионах уже давно произошло сращивание этих предприятий и отраслей с региональными администрациями и поле для применения всевозможных «инвестиционных техник» очень широко, чем, как Вы правильно отметили, и успешно пользуются.

Еще одна вытекающая из этого факта особенность – все эти (или почти все) огромные потоки «социальных инвестиций» проходят (и еще долго будут проходить) мимо НКО (независимых).

Некоторое общее представление об объемах и направлениях социальных инвестиций Российских базовых предприятий могут дать данные, которые я сейчас выложу в «Конспектные заметки к истории…»