?

Log in

No account? Create an account
Весы

ФОНД ПОДДЕРЖКИ ДЕТЕЙ, НАХОДЯЩИХСЯ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ ПРОВЕРИЛА ГЕНПРОКУРАТУРА:

«КОНТРОЛЬНЫЙ ВЫСТРЕЛ В ГОЛОВУ» В КАЧЕСТВЕ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ МЕРЫ…

«… а потому не спрашивай, по ком
звонит колокол: он звонит по Тебе»

Завершение отпуска отметилось обескураживающим событием: Генпрокуратура опубликовала свою версию интерпретации деятельности (иначе это назвать трудно) Фонда поддержки детей, с которым я имею честь 2-ой год сотрудничать в привлечении частных пожертвований. Вижу «изнутри», что и как делает Фонд (безусловно, не претендую на полноту знаний в части, выходящей за рамки фандрайзинга), являюсь, в некотором смысле, лицом заинтересованным и сразу оговариваю, что высказываю свою личную точку зрения.
Форма информационного сообщения на сайте напоминает статью в средней газетенке, автор которой тужится надуть сенсацию. Заголовок: «Генеральная прокуратура Российской Федерации выявила грубые нарушения закона в деятельности Фонда…», - и далее, в преамбуле самого сообщения: «Результаты проверки показали, что Фонд не в полной мере выполняет поставленные перед ним задачи». Так что же все-таки: «грубые нарушения закона» или «не в полной мере выполняет задачи»!? Или это для составителя одно и то же?!

Предъявленные претензии в одной своей части (скажу мягко) носят дискуссионный характер, а в другой (опять – мягко) – некорректный. «Коррупция», «личное обогащение», «нецелевое использование», «уголовные дела» и… ни одного факта: «созданы условия для…», «могут привести к…» и т.п.

А некоторые комментаторы: «чиновники (?) поедают детей!», «финансовая педофилия» и т.п. подлость и это буквально на следующий день после прокурорской публикации. А выслушать аргументы «пострадавшей» стороны?, задать вопросы?, поработать своими «мозгами» или чего там есть?…

А широкая публика не должна разбираться в профессиональных «тонкостях» и воспринимает эти претензии как приговор («точно, что-то есть!»), а единодушное возмущение и возражения профессионального сообщества СМИ интересуют мало: они уже заняты следующими громкими скандалами и «разоблачениями» (другим привлечь внимание публики к своему творчеству не очень получается – виновата, конечно, публика)… . Дело сделано! Что там по существу – будет знать узкий круг людей, а публично запомнится, как в том анекдоте, только «украденная шуба», и уже не важно – кто у кого украл!

Публично анонсированы «грубые нарушения закона» - ничего подобного в Фонде сам не видел. Пытаюсь разобраться в предъявленных претензиях – может я чего-то упустил? И… очень быстро успокаиваюсь: нет, не упустил! Сам не видел (допустим, потому-что не искал), и проверяющие не показали, хотя видно сильно хотелось!: нужны грубые нарушения – и вот вам, пожалуйста! Вы только вдумайтесь, на чем такой «приговор» основан!

К «грубому нарушению закона» № 1 конкретно причисляется не создание Фондом целевого капитала: «Основные задачи Фонда, определенные целями его создания, не выполняются(?). Вопреки ч. 1 ст. 7, ч, 1 ст. 25 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»…. Фондом до настоящего времени не сформирован целевой капитал…».

Во-первых, ну зачем же так… «ошибаться», что ли!?: Закон №7-ФЗ не содержит требований к фондам о создании целевого капитала. В статье 25 Главы IV «Деятельность некоммерческой организации» Закона № 7-ФЗ законодатель, в частности, утверждает: «Федеральным законом могут быть установлены право некоммерческой организации (за исключением казенного учреждения) формировать в составе имущества целевой капитал…». Просто нет комментариев… .

Во-вторых, из претензии получается, что Фонд учрежден для создания целевого капитала и, раз так, не выполняет то, ради чего создан!? Но ведь это же просто бред!

В Указе Президента РФ о создании Фонда целевой капитал вообще не упоминается. Открыл устав Фонда, пересчитал зафиксированные в нем основные задачи – их 6 и последней из них и, совершенно очевидно, вспомогательной, призванной содействовать выполнению основных задач, является «Формирование и использование целевого капитала». То есть, требуется особый профессионализм, чтобы за такой мухой не видеть слона – ведь все остальные и основные задачи выполняются!

Наконец, как не самый далекий от проблем целевого капитала человек (см. ранее размещенный аналитический материал о целевом капитале в моем блоге) я совершенно уверен – воздерживаясь до настоящего времени от создания целевого капитала Фонд поступает совершенно правильно с точки зрения и «экономики», и решения задач поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Консолидированные расходы на целевой капитал не могут не превышать доходов на целевой капитал при существующих сегодня законодательных и конъюнктурно-экономических условиях. И это не единственная проблема с целевым капиталом для НКО, действующих в той же сфере, что и Фонд. Кстати, ни одного подобного целевого капитала в сфере социальной помощи уязвимым категориям населения и не существует, к счастью.

Да! «Чиновник» взял бы под козырек и формально выполнил задачу создания целевого капитала: это ведь не за свои кровные… отрапортовать важнее! Фонд же проанализировал, просчитал и выяснил, что сегодня создание целевого капитала - растранжиривание средств бюджета и доноров. Несмотря на сделанную формальную запись в уставе о создании целевого капитала (между прочим - без указания каких-либо сроков) Фонд проявляет государственно-хозяйский подход в данном вопросе… и Генпрокуратуре не помешало бы!

В более широком плане по поводу прокурорского «не в полной мере выполняет задачи» - задаюсь простым вопросом: кто определяет «задачи» и «меру»!? Генпрокуратура!? У нас что, прокуратура входит в профессионально-экспертное сообщество социальных работников?! Занимается проблемами социально уязвимых категорий граждан?! Или занимается фандрайзингом!? Она ведь не берется самостоятельно оценивать профессионализм и действия, например, хирурга в ходе операции, тем более, когда она проходит успешно! А если не успешно – то будет основывать свои выводы (надеюсь!) на мнениях и заключениях других хирургов, т.е. – специалистов, иначе – засмеют всенародно!

Повторю уже приведенное на моем блоге высказывание Аристотеля: «Отдавать деньги просто и по силам любому. Однако принять правильное решение кому давать и сколько, и когда, и для чего, и как, - и не по силам каждому, и не простая задача вообще. Поэтому обладание таким совершенством является редким, достойным похвалы и уважения».

Почему-то в случае с Фондом поддержки детей мнение специалистов оказалось совершенно не востребованным прокурорскими работниками (и, почему-то, СМИ), а зря! Могли бы услышать много интересного про свой «вклад» неаргументированным «наездом» на Фонд в дело начавшегося создания системы поддержки уязвимых категорий детей (а главное – предотвращения попадания детей в эту категорию) и их семей. Фонд является общепризнанно эффективным лидером в этой сфере (имел возможность в этом неоднократно убеждаться и сам) и это, возьму на себя смелость утверждать, его главная, национально-государственная задача, вытекающая и из заявляемых на высшем государственном уровне приоритетов политики в этой сфере, и из устава и утвержденных приоритетных направлений деятельности самого Фонда.

Дальше – больше! Выдвинуто обвинение по поводу создания и функционирования Экспертного совета Фонда, т.е. того самого экспертного сообщества (в Совет входят несколько десятков ведущих экспертов в сфере социальной защиты и поддержки уязвимых категорий детей, в том числе от авторитетнейших в области защиты прав детей международных организаций), члены которого и являются специалистами! И вообще, как можно упрекать в «непрозрачности» и одновременно – в работе Экспертного совета, являющегося, помимо прочего, одним из основных каналов прозрачности, позволяя широкому кругу профессионалов быть в курсе того, что и как делает Фонд?!

С многочисленными ссылками на ч., ст., ГК, ФЗ Фонд «уличается» в создании не предусмотренных уставом органов, наделенных функциями управления Фондом, к которым отнесены Экспертный совет и Координационный совет одной из программ Фонда… М-да… Учитесь, коллеги! И это несмотря на то, что ни по каким внутренним документам Фонда (бухгалтерским, распорядительным и т.п.) нет никакого намека на то, что вышеупомянутые советы (и их члены) являются органами управления (или вообще какими-либо органами в структуре Фонда). В положении об Экспертном совете прямо зафиксировано, что он не имеет управляющих, надзорных, контрольно-ревизионных функций и не может быть отнесен к органам управления Фонда, а Координационный совет вообще действует в рамках одной из программ (сложная межведомственность)!

Видимо, логика «обличителя» такова: совет можно назвать «органом»? - почему нет!?; совет создан Фондом? – значит «орган» Фонда!; «орган» что делает?, советует (ведь Экспертный совет!)?, а советы учитываются при выработке управленческих решений? – значит участвует в управлении! Видите, как просто!?

С «функциями управления» Координационного совета еще интереснее: он наделен, видите ли, «широкими полномочиями по координации деятельности участников программы, в том числе органов исполнительной власти субъектов РФ». Очень плохо! Различные «тонкие оттенки», отличающие понятия «управлять» и «координировать», причем добровольных участников совместной программы, обвинитель, видимо, не замечает, как и не представляет себе, насколько межведомственная нескоординированность вредит детям в трудной жизненной ситуации и их семьям. Можно было бы спросить у экспертов, но, мы же помним - спросил совета или мнение – допустил к участию в управлении… Генпрокуратурой!? Вот так рождаются закрытость и непрозрачность, а следом на-гора – подобная «продукция»:



  • «…средства федерального бюджета, переданные Фонду государством, направляются не детям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, а на выделение грантов по софинансированию программ субъектов Российской Федерации и проектов отдельных организаций.» «О-так-о! Нечча бабло палить! Раздать детям – и баста! А то понапридумывали тут: программно-целевой подход!, создание и развитие системы!, комплекс мер!, межведомственная координация!, софинансирование!, долгосрочность!, - где таких слов-то понабрались?! Не иначе – прокуроров запутать норовят!!!» Не могу комментировать – изжога! Напомню только, что помянутое в суе «софинансирование» прямо предписано Фонду Указом Президента РФ о его создании…


  • «Результаты проверки показали, что Фонд не в полной мере выполняет поставленные перед ним задачи. В связи с нарушениями закона, допущенными при утверждении устава и определении организационно-правовой формы Фонда, созданы условия для бесконтрольного расходования средств федерального бюджета, коррупционных проявлений со стороны руководства и должностных лиц». Давайте по порядку! Сначала - утверждение устава и определение организационно-правовой формы (между прочим, последняя определялась и Указом Президента РФ о создании Фонда), а потом уже появление Фонда. Поэтому если есть претензии в этой части – то при чем здесь Фонд!?, он сам себя учредил, что-ли!? И какое это имеет отношение к «…мере выполнения поставленных перед ним задач»!? А насчет «созданы условия»… Во-первых, даже если они созданы учредителем Фонда (с подачи Президента РФ), это абсолютно ничего не говорит ни о «мере выполнения поставленных задач», ни о наличии фактического бесконтрольного расходования средств и коррупции. Это ведь очевидно! Да работа с деньгами, в том числе бюджетными, сама-по себе «создает условия» для черти-чего! Так что - не работать? Или может прокуратуре хоть где-то удалось обеспечить «условия, исключающие бесконтрольное расходование средств»!?: воровство и коррупция в подведомственном государстве не уменьшаются, мягко говоря. Так зачем потребовалась эта куча-мала? Очень просто: прополоскать мозги не слишком вдумчивому или предвзятому читателю и навязать его сознанию трафарет: Фонд - нарушения закона - бесконтрольное расходование средств -коррупционные проявления. Если разобраться – то см.выше, а если нет – «чиновники поедают детей»!

  • «Длительное время Фонд не использует субсидии федерального бюджета на поддержку детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, а размещает на банковских депозитах как временно свободные средства.» И что!? «Длинное» или «короткое» - понятие крайне субъективное – не знаю, с чем сравнивает прокуратура, а объективная реальность, прекрасно знакомая всем, заключается в том, что средства поступают 1 раз в год, а расходуются в течение года! Их просто нельзя и невозможно (и это не может быть целью) сразу израсходовать, хотя…, если раздавать, например детям-инвалидам, «конфеты»… . То есть, если бы Фонд держал временно свободные средства на текущем счету и упускал бы при этом возможность их увеличить за счет депозитного процента, то это было бы хорошо!? Ну, ничего не понимаю! А Вы?!

  • «за 2008-2011 гг. на все собственные программы Фонд потратил 82,5 млн. руб., а на административно-хозяйственные нужды – 178 млн. руб., из которых 130 млн. руб. – на зарплату аппарата». Это просто шедевр! А «торкает» как! Чувствуете?! Вот они: «финансовые педофилы, поедающие детей», - попались! Язык не поворачивается назвать это своим именем: только за 2009-2010 г. Фонд инвестировал в программы и проекты в 80 регионах России до 2 млрд. рублей (!!!), а «собственные программы» (82,5 млн. рублей), упоминаемые в «претензии» - это маленькая часть бюджетных средств и добровольных пожертвований, которая, в соответствии с уставом и утвержденными попечительским советом приоритетными направлениями, инвестируется Фондом вне рамок основных конкурсных грантовых механизмов. Таким образом, административно-хозяйственные расходы, включая зарплату, находятся в Фонде на уровне менее 10% (между прочим, законом допускается до 20%). А чтобы не оставалось уж никаких сомнений в «кровожадности» Фонда, следует такой пассаж: «руководители организации в нарушение закона и положений устава в 2010 г. увеличили фонд оплаты труда на 3,64 млн. руб., которые в дальнейшем распределили между собой и другими работниками.» Мне особенно нравится слово «распределили»: раз речь идет о «грубых нарушениях закона», то, видимо, надо понимать - украли! Но ведь прокуратура сама отмечает: увеличили фонд оплаты труда, который, как известно, «распределяется» через официальную оплату труда. На что еще намекает прокуратура – не знаю. Зато знаю, что с 2008 г. (с даты учреждения Фонда) зарплаты не увеличивались, что рост ФОТ совпадает (странно, да?) с ростом численности штатных сотрудников (и, заметим, объемов инвестируемых в программы средств), а в целом по этой статье имеет место экономия в размере до 10% против утвержденной коллегиальным органом управления Фондом сметы на 2010 г. Возможно, прокуратура имела ввиду, что процедуры увеличения ФОТ, например предусматриваемые уставом или какими-либо другими внутренними документами, были не полностью соблюдены (например, не хватает чьей-то подписи или какой-нибудь бумажки)? Тогда при чем здесь «в нарушение закона»?! Писали бы уже сразу – в нарушение Конституции РФ и устава ООН!

  • «Фонд присвоил полномочия Минздравсоцразвития России в сфере нормотворчества. Так, 23 декабря 2008 г. им утверждено положение о конкурсном отборе программ субъектов Российской Федерации в сфере поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, обладающее признаками нормативного правового акта.» Уверен, Вы себе даже представить не можете, что имеется в виду! А вот что: «в Положении о конкурсном отборе условия зафиксировали? - значит установили «нормы» (ну и что, что конкурс?, и какая разница – пусть для желающих добровольно участвовать!), а «нормы» - это признаки нормативного правого акта… - значит присвоили полномочия Министерства!» Видели когда-нибудь такое!? Вот и я - нет!


    После всей этой ахинеи в опубликованном Генпрокуратурой заявлении констатируется, что в результате причинен существенный материальный вред Фонду, его интересам, а также интересам общества и государства. Кто бы сомневался!

    А теперь вопрос к прокуратуре и к вниманию сообщества: при принятии решения о публикации подобного рода «литературно-творческих» «претензий» учитывался ли ею самой ущерб, наносимый этим фактом интересам детей и семей в трудной жизненной ситуации, 3-му сектору в целом, государству, Фонду, его партнерам, наконец, конкретным людям!? Ведь репутация, по которой нанесен критический (и без серьезных оснований) удар нужна не для самооценки или «самоощущения» Фонда, а, прежде всего, для успешной реализации уставных задач, работы с партнерами и для привлечения внебюджетных источников финансирования, т.е. – добровольных пожертвований. Генпрокуратура не имеет права не понимать (хотя, кто знает?!), что «коррупционерам» и т.д. никто добровольно не отдает (не жертвует) свои деньги и имущество!!! А не снятое публично и в хорошо артикулированной форме неправомерное обвинение будет «убивать» фандрайзинг годами!

    Подобные публичные действия, в частности, практически остановили выполнение Фондом поставленных перед ним и Указом Президента РФ, и уставом задач по привлечению добровольных пожертвований (внебюджетных источников финансирования). Чтобы не считаться с таким ущербом нужны очень серьезные основания, а их и не приведено!

    Нет сомнений: коррупцию надо вскрывать, нецелевое использование добровольных пожертвований – одно из серьезнейших нарушений для фандрайзера и с точки зрения закона и, что для меня важнее – с точки зрения этики и морали. Поэтому работу прокуратуры в этом направлении фандрайзер может только приветствовать. Однако, если прокуратура помогает во вскрытии коррупции – это надо делать так, чтобы не выплеснуть ребенка вместе с грязной водой. Разворачивающиеся события с Фондом – это как раз последний вариант, усугубленный тем, что и «грязной воды» пока не видно…, но ребенка уже выплеснули!

    Конкретно. С середины 2010 года, когда Фонд стал разворачивать профессиональные подходы к фандрайзингу, удалось привлечь добровольные пожертвования (без какого-либо «административного ресурса») от компаний и частных лиц в объеме около 10 млн. рублей менее, чем за год при абсолютно минимальных затратах: в Фонде пока нет соответствующего специализированного подразделения, совершенно не расходуются средства на фандрайзинг, соответствующие вспомогательные для фандрайзинга подразделения (напр. коммуникации) - в процессе осознания сложной специфики и потребностей фандрайзинга, специалист по фандрайзингу – 1. Причем он-же активно вовлечен в процесс целевого инвестирования пожертвований.

    Мне есть с чем сравнить и ни один профессионал не скажет, что это не прекрасный результат для молодого Фонда, начинающего фандрайзинг с нуля! Если еще учесть, что основным механизмом реализации уставных целей и задач Фонда является инвестирование бюджетных средств (до 1 млрд. рублей в год) в форме грантов… имеющие опыт встраивания фандрайзинга в «бюджетную» организацию поймут – о чем я.

    Генпрокуратура не упустила случая «боднуть» Фонд: мол, «доля привлеченных средств составила не более 1% общего размера имущества, в том числе из-за непрозрачности проводимой работы». Что господа имеют ввиду под «непрозрачностью работы» - не знаю. Фонд – самая прозрачная НКО, с работой которых приходилось сталкиваться. Да и значение «прозрачности» для успешного фандрайзинга не следует переоценивать: жертвуют не прозрачным, а эффективным. Прокуратура этого, конечно, не понимает. Но, ведь надо же было куда-то присобачить «непрозрачность Фонда», как-же без этого…!

    А вот «общий размер имущества» – это миллиарды бюджетных рублей, а Фонд реально функционировать начал всего около 2-х лет назад и уже через год приступил к развитию профессионального фандрайзинга в частном секторе (частные лица и коммерческие компании), а в течение менее года привлек пожертвований, в расчете на одного специалиста, на уровне, а то и выше ведущих, практикующих многие годы и десятилетия профессиональный фандрайзинг Российских и зарубежных НКО, имеющих, к тому же, высочайший уровень позитивной узнаваемости (brand awareness).

    К середине текущего года объем уже согласованных пожертвований Фонду бизнес сообществом на ближайшие 2-3 года приближался к 100 млн. рублей и это лишь в дополнение к тому, что можно было бы сделать еще и в этом, и в последующие годы. Фонд подготовился к началу публичных массовых сборов пожертвований частных лиц… . Нет сомнений, что темпы прироста объемов добровольных пожертвований Фонду также претендовали быть беспрецедентно высокими. Теперь из-за нанесенного критического (с точки зрения привлечения добровольных пожертвований) репутационного ущерба Фонду про это (как и про пресловутый и столь любимый прокуратурой целевой капитал) приходится забыть, надеюсь – на какое-то время.

    Еще раз повторю: прокуратура должна выполнять свои обязанности и делать свое дело. Прокуратура должна вскрывать нарушения и прочее, воровство должно пресекаться и наказываться. Но вот делать это надо ну, как-то, солидно, что-ли, а не для галочки. А если для галочки – то галочки где? То есть, кому все это надо!? Возможно, ключевая фраза для осознания этого принципиального момента - «усилить контроль за бюджетными средствами….». Интересно, кто будет контролировать… Не из той ли это знаменитой серии: «что охраняю (контролирую) – то и имею!»?.

    Честь имею
    ,

    Comments