Fesalexander (fesalexander) wrote,
Fesalexander
fesalexander

ЦЕЛЕВОЙ КАПИТАЛ В РОССИИ-3: ЧТО ЖЕ МЫ ИМЕЕМ В "СУХОМ ОСТАТКЕ"?


С технической точки зрения создание целевого капитала не представляет принципиальных трудностей и главный вопрос на этом стартовом этапе – заблаговременное и гарантированное резервирование минимально необходимой суммы (3 млн.рублей) для определяемого Законом порядка и сроков передачи ее в доверительное управление.

 

Конечно, потребуется и квалифицированный  штат, и прочие  неизбежные (прямые и косвенные) затраты, которые в течение года (если вы, например, планируете учредить целевой капитал за этот срок) могут существенно превысить вышеуказанную «минимально необходимую сумму»…

 

Наконец, Вы его «создали»! В нижеприводимой табличке я попытался свести достоинства и проблемы обладания целевым капиталом. Посмотрим:

 

 

 

Достоинства

Проблемы

  • Относительная стабильность и прогнозируемость динамики объемов получаемого дохода в абсолютных значениях;

 

  • Долгосрочность;

 

 

  • Потенциальная эффективность с точки зрения привлечения определенных видов пожертвований (наследство; средства, которые жертвователь готов предоставить только на определенный срок или на определенных формальных или неформальных условиях; возможно, бюджетные средства, и т.п.);

 

 

  • Относительно незначительный доход (в абсолютных цифрах), приносимый целевым капиталом;

 

  • Существенные финансовые и административные затраты, необходимые для обеспечения требований, предъявляемых к функционированию целевого капитала Законом: обособленный бухгалтерский учет, аудит, совет, фин.план, годовая отчетность, подготовка материалов для совета, операционные взаимоотношения с управляющей целевым капиталом компанией и текущий контроль за соблюдением ее договорных обязательств, взаимоотношения с жертвователями и их правопреемниками, вкл. выполнение информационных обязательств перед жертвователями и т.п.

 

  • Потребность постоянного пополнения тела целевого капитала, т.к. со временем он неизбежно «девальвируется».

 

  • «Конфликт интересов» в случае, если Вы решите, обладая целевым капиталом, заняться прямым фандрайзингом: слишком часто пожертвования в целевой капитал будут существенно предпочтительнее для Ваших доноров,  чем прямые пожертвования непосредственно на деятельность Вашей НКО. Опция, позволяющая донорам «заморозить» собственные средства (индивидуальным гражданам или компаниям) в благотворительных целях и потом вернуть их обратно серьезно конфликтует с прямым фандрайзингом и может резко снизить его эффективность.

 

 

 

 

 

Из всех вышеперечисленных проблем я бы предложил обратить главное внимание на первую.  На самом деле, «относительно небольшой доход в абсолютных цифрах» в реально существующих условиях означает, в относительных цифрах, прямой убыток… 

 

Круг инвестиционных инструментов, определенных законом, весьма консервативен и, естественно, низкодоходен. Так, В 2009 г. существующие в РФ фонды целевого капитала  принесли доход в абсолютных значениях на уровне 5-8%% (ниже индекса роста потребительских цен, составившего 8,8%). Это значит, что тела целевых капиталов, без учета вновь привлеченных пожертвований (фандрайзинга), если таковые были, уменьшились, даже если предположить, что весь полученный доход был реинвестирован на пополнение тел целевых капиталов.

 

Благодаря последнему финансовому кризису, который, слава богу, пока бывает не каждый год, целевые капиталы, по имеющимся данным,  обесценились на 20-30%%...  Компенсировать такие потери целевого капитала можно только регулярным профессиональным фандрайзингом на цели пополнения тела целевого капитала, который, профессиональный фандрайзинг, стоит также немалых денег и вообще находится в России в зачаточном состоянии.  Получается занимательная ситуация: сам этот капитал из целевого в смысле «для каких-то целей» фактически становится «самоцелью»…

Эксперт одной из известных Российских управляющих компаний сделал публичную оценку:  для того, чтобы целевой капитал стал эффективным, проценты, получаемые на целевой капитал, должны не менее, чем в 2 раза, превышать темпы инфляции. То есть, составить более 17%  в 2009 г., например! Эти расчеты близки к реальности.

 

Но, давайте попробуем сделать эксперимент более «чистым» и предположим, что нет ни инфляции, ни кризисов.   Это означает, что, например, при размере целевого капитала  на уровне 30 млн.руб. (около 1 млн.долл.), доход, до осуществления обязательных расходов, вкл. оплату услуг управляющей компании, мог составить, в лучшем случае, 2 млн. 400 тыс.рублей.

 

Если учесть, что только оплата труда специалистов, необходимых для работы с целевым капиталом, может составить более половины этой суммы, добавить неизбежные прямые затраты на отдельную бухгалтерию, аудит, оплату услуг управляющей компании (до 10% полученного дохода) и учесть другие косвенные расходы, а также затраты на привлечение пожертвований (фандрайзинг) для пополнение тела целевого капитала, то едва реалистично просто покрыть расходы на обслуживание целевого капитала  за счет полученного валового дохода. 

 

Ситуация усложняется также тем, что в соответствии с ФЗ № 275-ФЗ на покрытие расходов по созданию и управлению целевым капиталом разрешается использовать до 10% полученного дохода, т.е. в данном примере – до 240 тыс.рублей. Следовательно, в таком размере целевой капитал не может не быть дотационным и, наиболее реалистично, –  будет приносить систематический консолидированный убыток.

 

Представляется, что для получения минимального, хотя бы в абсолютных значениях, дохода, размер целевого капитала  должен быть не менее 90 млн.рублей, что могло бы дать до 7,2 млн.рублей валового годового дохода. При этом, понятно, собственно на инвестиции в программы или проекты остается мизер…

 

Теперь давайте представим, что мы хотим, все-таки, получать сколько-либо достойный доход, который позволял бы осуществлять сколько-либо заметные инвестиции в ту цель, ради которой, собственно, мы и заварили эту кашу с целевым капиталом. Ну, предположим, мы говорим о доходе в 100 млн. рублей, для круглого счета.

 

Чтобы получить доход в таком объеме от целевого капитала (например, при 8% годовых), его размер должен составлять более 1 млрд. 250 млн.рублей… Перевели дыхание? Да-да, это более 40 млн.долларов. Те, кто реально занимался профессиональным фандрайзингом в местных условиях с учетом уровня развития так называемого «3-го сектора» в России, особенно хорошо «чувствуют» эти цифры… Причем затраты на формирование целевого капитала в таком объеме будут не меньше, а скорее всего, заметно больше, чем при решении задачи по привлечению 100 млн.рублей в форме прямых пожертвований на цели Вашей НКО ежегодно. Другими словами, затраты на прямой и профессиональный фандрайзинг являются многократно эффективнее затрат на получение равного  дохода от целевого капитала. Иная картина может сложиться только в каких-то совершенно уникальных, исключительных случаях, ну, например, в случае активного и в соответствующих размерах участия в целевом капитале  государственных бюджетных средств, или Билл Гейтс отписал Вам свое наследство, или случилось еще чего-то, не менее фантастичное…

 

Это подтверждает и международный опыт: ни одна из высокопрофессиональных с точки зрения фандрайзинга в частном секторе (частные граждане, компании, фонды) крупных некоммерческих организаций (Save the Children, UNICEF, Oxfam, Greenpeace, WWF, United Way и др.) не осуществляет публичное привлечение средств частного сектора для целевого капитала (endowment) в сколько-либо заметных размерах, если вообще осуществляет эту деятельность.

 

Причем здесь этика?

Есть еще один вопрос, весьма смущающий при принятии решения о целесообразности создания целевого капитала. И хотя он находится в плоскости этических принципов, этот вопрос имеет очень конкретное содержание в практической жизни, впрочем, как и все этические категории.

 

Для ясности возьмем крайний случай: миссией Вашего НКО является спасение тяжелобольных детей, жизнь которых может оборваться в любой момент, а каждый день этой жизни доставляет невероятные физические и душевные страдания и самим больным, и их родным и близким… Наверное, можно было бы не продолжать! Тем не менее - пойдем дальше.

 

Приняв решение о создании целевого капитала Вы затрачиваете огромные усилия и кучу времени на то, чтобы «закачать» в управляющую компанию на цели наращивания тела целевого капитала очень большие (относительно годового объема Ваших затрат на основную деятельность) средства, фактически замораживая их. Т.е., вместо того, чтобы облегчить страдания, подарить жизнь, дать шанс (в таких случаях каждое мгновение – на вес золота) Вы, с упорством, достойным лучшего применения, создаете капитал.

 

Удобно многим: НКО добивается «стабильности» своего существования (и/или получает флаг «передовика производства», следующего курсом…); управляющие компании наращивают активы в своем управлении и, соответственно, свою прибыль (ну и тоже флажки, конечно); крупные доноры для целевого капитала обеспечивают для себя значительный контроль как над «пожертвованными» средствами (которые, при этом, можно вернуть), так и над деятельностью НКО (и свои флажки); масса людей занимаются любимым делом, получают зарплаты, зачастую весьма приличные, заботятся о своих семьях и здоровье своих близких, затрачивая на это полученный личный доход… А как же, собственно, те тяжелобольные дети, ради которых это все затевалось, и которым нужна неотложная помощь, и жизнь которых без этой помощи может оборваться (и обрывается) каждую минуту? Понятно – как!

 

Согласен - несколько жестковато и прямолинейно, да и «всеобщего» характера не носит! И тем не менее!?

 

Я в такой ситуации видел бы только одно слабое оправдание: да, сейчас мы вынуждены лишить этих детей поддержки и даже спасения, но уж зато потом…!!! Вся проблема в том, что «…зато потом» никакого и нет! У собственника целевого капитала судьба такая же, как у рантье (кто забыл – кажется в 19 в. так стали называть во Франции тех, кто пытается жить на ренту от своего капитала): или он начинает работать («фандрайзить») и, фактически, обслуживает, в первую очередь,  свой капитал, либо он, раньше или позднее, разоряется, что и подтверждается многовековым опытом капитализма и историей целевых капиталов в дореволюционной России, затронутой в нашем материале ранее.

 

Теперь о больных и умирающих детях. Как упоминалось выше, для ясности я взял крайний, так сказать, «кричащий» случай. Однако, проблема далеко не ограничивается тяжелобольными детьми: а сироты?, а дети-инвалиды?, а матери-одиночки с детьми-инвалидами?, а дети, содержащиеся в различных детских учреждениях?, а несовершеннолетние (или просто совсем молодые) одинокие беременные и матери-одиночки?, а совершеннолетние одинокие беременные и матери-одиночки с низким уровнем дохода, да еще в конфликтных семьях?, а многодетные семьи с низким уровнем дохода?, а старики?...  Для всех этих (и не только) категорий людей, находящихся в трудной жизненной ситуации, поддержка нужна как можно скорее, потому что у каждой из них есть своя «точка невозврата», пройдя которую они уже практически не могут решить своей проблемы, даже получив запоздалую помощь и поддержку. Более того – проблемы начинают множиться.

 

В общем, есть очень большая сфера филантропической, где поддержка носит характер «скорой помощи» и как бы хорошо Вы не оборудовали «стационар», без немедленного вмешательства большинству пациентов он уже не понадобится.

 

Очевидно, что когда мы имеем дело с образованием, культурой, наукой и некоторыми другими областями деятельности эта этическая проблема исчезает.

 

 

 

 

Резюме

 

Ø  При фактически отрицательной доходности с учетом индекса роста потребительских цен и весьма консервативных и низкодоходных инвестиционных инструментах для целевого капитала, определенных Законом, даже минимально необходимые затраты на формирование и обслуживание целевого капитала не могут окупиться. Сегодня консолидированный финансовый баланс функционирования целевого капитала может быть лишь отрицательным.

 

Ø  При этом целевой капитал может снизить эффективность прямого привлечения целевых средств на уставную деятельность НКО, предоставляя жертвователям, особенно крупным, в целевой капитал, не только больший контроль за деятельностью НКО в части расходования средств, полученных в виде дохода на целевой капитал, но и, естественно, возможность вернуть ранее вложенные средства.

 

Ø  Вместе с тем, при наступлении определенных, главным образом  объективных, условий, целевой капитал может стать более эффективным инструментом мобилизации источников финансирования. Этими условиями являются: законодательное расширение круга финансовых инструментов, в которые может быть инвестирован целевой капитал с целью заметного увеличения его доходности и долгосрочная стабилизация экономики на макроуровне, обеспечивающая заметное снижение темпов инфляции.

 

Ø  При любых обстоятельствах, для эффективного долгосрочного функционирования целевого капитала требуются развитые инструменты привлечения пожертвований от частных граждан и корпоративного сектора на его постоянное пополнение.


Tags: ЦЕЛЕВОЙ КАПИТАЛ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments